Что такое условная любовь - опыт Стивена Кови

Что такое условная любовь - опыт Стивена Кови

Здравствуйте, дорогие друзья. Сегодня мы послушаем рассказ Стивена Кови о проблеме, с которой он столкнулся и об её решении, а также узнаем что такое условная любовь.

Стивен Кови - автор очень популярной и влиятельной книги под названием "Семь навыков высокоэффективных людей". Мне понравилось самое начало книги, в котором автор рассказывает про одного из своих сыновей.

В рассказе Стивена можно заметить достаточно интересные мысли, но в этой статье мы выделим всего одну. Вначале давайте вообще послушаем сам рассказ. Итак, в первой части рассказа мы приведём описание проблемы (наверное такое может случиться у каждого в семье):

Пару лет назад мы с моей женой Сандрой столкнулись с подобной проблемой. У одного из наших сыновей никак не ладилось со школой. Он был хроническим отстающим; не понимал даже условий задачи, не говоря уже о решении. В социальном плане он был незрелым, вечно стеснялся разговаривать даже с близкими. Он был физически слабым, низкорослым, щуплым, с плохо скоординированными движениями, например, он взмахивал бейсбольной битой еще до того, как мяч оказывался в воздухе. Вызывал насмешки окружающих. Мы с Сандрой были преисполнены желанием помочь мальчику. Мы чувствовали, что достижение успеха, важное в любой сфере жизни, приобретает особое значение при выполнении нами нашей родительской роли. Поэтому мы принялись работать над своими установками и поведением в отношении его, одновременно пытаясь повлиять и на его поведение. Мы стремились подзарядить его психологически, используя технику позитивного мышления: – Давай-давай, сынок! Ты можешь сделать это! Мы знаем, что ты можешь! Возьмись за биту чуть-чуть повыше и смотри на мяч. Не замахивайся, пока он не подлетит поближе. И если у сына получалось чуточку лучше, мы что есть силы подбадривали его: – Вот молодец, сынок, так и продолжай! Если кто-то смеялся над ним, мы набрасывались на насмешника: – Оставьте его в покое! Не мешайте! Он ведь только учится! При этом наш сын заливался слезами и кричал, что у него никогда ничего не получится и что он терпеть не может этот бейсбол. Как мы ни старались, наши усилия ни к чему не приводили. И мы видели, насколько болезненно это сказывается на самолюбии ребенка. Мы пытались подбадривать его, помогать ему, вселять в него уверенность, однако после многократных фиаско мы решили взглянуть на всю ситуацию под другим углом.

А во второй части послушаем как же Стивен с женой смогли разобраться в чём дело:

...я понял, что мы с Сандрой получали социальное удовлетворение от хорошего поведения наших детей. Младший сын в этом смысле нам ничего не давал. Наше представление о самих себе и своей роли как добрых, заботливых родителей оказалось более весомым, чем наше представление о собственном сыне и, возможно, влияло на него. С нашей стороны было гораздо больше заботы о том, как мы видели эту проблему и как боролись с ней, нежели истинного беспокойства за судьбу своего ребенка. Поговорив с Сандрой, мы пришли к прискорбному выводу о сильном влиянии на наши поступки черт нашего собственного характера и наших мотивов, а также нашего представления о своем ребенке. Мы поняли, что социальные мотивы, двигавшие нами, совершенно не гармонируют с нашими глубокими внутренними ценностями и могут привести нас к "условной" любви к сыну и к утрате им чувства собственного достоинства Поэтому мы решили сконцентрировать свои усилия на самих себе – не на способах поведения, а на наших глубинных мотивах и на нашем восприятии собственного сына. Вместо того, чтобы пытаться изменить его, мы попытались взглянуть со стороны, – отделить себя от него, ощутить его личность, индивидуальность и достоинство. Путем глубоких раздумий, влекомые верой и поддерживаемые молитвой, мы пришли к тому, что увидели в сыне самостоятельную, неповторимую личность. Мы увидели в нем бесконечные пласты возможностей, которые следовало реализовывать в соответствии с его собственным жизненным ритмом. Мы решили устраниться и прекратить волнения, дать его индивидуальности проявиться без нашего вмешательства. Свою естественную роль мы увидели в том, чтобы утверждать индивидуальность сына, радоваться за него и ценить его. Кроме того, мы сознательно поработали над своими мотивами и начали культивировать "внутренние источники безопасности", позволяющие нам добиться того, чтобы наши представления о собственной значимости не зависели от "приемлемости" поведения наших детей. Стоило нам избавиться от давления прежних представлений о сыне и выработать в себе мотивы, основанные на ценностях, как у нас начали возникать новые чувства. Мы обнаружили, что теперь радуемся за сына, а не сравниваем его с другими, не судим его. Мы уже больше не пытались растить его по своему подобию или сравнивать его с социальными ожиданиями. Мы оставили попытки мягко, но целенаправленно лепить из него приемлемую социальную модель. Потому что теперь видели в нем полноценного в основе своей, вполне жизнеспособного человека. Мы прекратили защищать его от насмешек окружающих. Приученный к опеке, сын поначалу испытывал немало трудностей. Он говорил об этом нам. Мы выслушивали его, однако совсем не обязательно на это реагировали. "Тебя не нужно защищать, – говорило наше молчаливое послание. – У тебя все в порядке". Проходили недели и месяцы, и мало-помалу сын обретал уверенность в себе. Он начал развиваться в своем собственном жизненном ритме. Он стал делать выдающиеся по социальным стандартам успехи – в учебе, в общении, в спорте, – продвигаться вперед быстрыми темпами, значительно быстрее, чем требовал естественный, так сказать, процесс развития. Шли годы, сына выбирали на руководящие посты в различные студенческие организации, он стал чемпионом штата по атлетике, приносил домой только отличные отметки. Он вырос обаятельным, открытым парнем, доброжелательно относящимся ко всем окружающим. Мы с Сандрой считаем, что впечатляющие достижения нашего сына в большей степени явились следствием его чувств по отношению к самому себе и его восприятия самого себя, а не просто откликом на социальные требования окружающего мира

Достаточно интересная история на мой взгляд, из которой можно кое-что почерпнуть. Что же в ней интересного? Видно, что в семье Стивена все дети вели себя так, как устраивало родителей. Но один выделялся на общем фоне и родители хотели его изменить, подстроить под что-то, что было бы для них самих более приемлемо. И у них ничего из этого не получалось и становилось лишь хуже.

И что же делать в этом случае? В приведённом выше рассказе видно как родители осознали, что их мнение о самих себе и их "чувство собственной значимости" зависело от поведения их детей.

Неуспешность же одного ребёнка как бы делала и родителей менее успешными в глазах окружающих, что вызывает конечно же неприятные чувства.

Соответственно ребёнка надо было изменить, чтобы самим родителям "жилось получше".

Ведь приятно слышать об успехах и достижениях своих детей, а о неудачах неприятно (особенно когда ты сам успешен).

Итак, в итоге родители научились не думать о самих себе хуже из-за неуспеваемости своего ребёнка, что помогло в итоге и их сыну.

Это и есть та мысль, которую хотелось выразить в этой статье. Действительно, порой какой-то человек не ведёт себя так, как нам бы хотелось. Нам кажется, что мы хуже выглядим в глазах людей из-за его поведения.

Однако, из рассказа Стивена видно, что на самом деле "плохое" поведение дорогого нам человека или члена семьи - не делает нас самих хуже. И если это понять, то перестаёшь пытаться изменить кого-то (действуя, получается лишь в своих интересах).

Да, интересно, а что значит "...привести к условной любви к сыну". Что значит условная любовь? То есть я буду любить тебя, но при определённых условиях.

Поделиться с друзьями

Комментариев еще нет...

Добавить комментарий

Имя

Сообщение

   

:)[music]